Новости Ейска/ Среда, 9 сентября

Как в Ейске в 1936 году боролись с «оппозицией»

12:0309.09.20201

Среди документов Ейского районного краеведческого музея хранятся фотокопии политдонесения от начальника политотдела Ейской военной Школы Морских летчиков.

В политдонесении говорится о рассмотренных парткомиссией дел, связанных с контрреволюционной троцкистко-зиновьевской пропагандой.

Хотел бы обратить внимание читателей на факт всеобъемлющего «стукачества» в то время. Для примера приведу несколько дел, рассмотренных на парткомиссии.

Слушатель 2-й эскадрильи Иван Федорович Бобров, бывший член ВКП (б)  с 1931 года имел партвзыскание за утерю партбилета. В период процесса над контрреволюционным троцкисто-зиновьевским центром говорил среди товарищей, что Троцкий был великим стратегом и 1-м в мире оратором, что Троцкий имел большие заслуги и на возражения товарищей говорил:

- Я где угодно скажу о заслугах Троцкого, как хорошего стратега и оратора и это могу подтвердить материалами.

Еще раньше тов. Бобров говорил, что в период Октября союзником пролетариата был кулак и что Социализм – это музыка далекого будущего.

В процессе этих разговоров один из присутствующих возразил ему словами:

- Хорошо бы сравнить труды Ленина и Сталина  с уроками  Октября Троцкого.

На что Бобров ответил:

- Уроки Октября могу достать в Ленинграде сколько угодно.

При разборе этого дела в парткомиссии выяснилось, что Бобров имеет родных в Ленинграде на почтамте и что не исключена возможность его связи с бывшими троцкистами в Ленинграде.

Сам Бобров связь с троцкистами отрицает, а указанные разговоры были якобы шуткой. Низовая парторганизация классного отделения поверив рассказам Боброва не исключила его из партии, а только ограничилась вынесением выговора.

Партбюро отменило решение низовой парторганизации, отметило притупление бдительности в этой организации, а Боброва из партии исключили.

Курсант пилот 3-й эскадрильи Василий Степанович Колесников, комсомолец с 1932 года, подал заявление, что в 1934 году он от своего троюродного  брата узнал, что какой-то неизвестный товарищ этого брата предложил ему (брату) вступить в какую-то подпольную террористическую группу, которая ставит своей целью убить тов. Сталина. Зная об этом Колесников до последних дней об этом никому не говорил и только в связи с процессом над контрреволюционной троцкистко-зиновьевской бандой он подал заявление об этом.

Колесников из комсомола исключен и арестован органами НКВД.

Моторист сверхсрочник 3-й эскадрильи Семен Яковлевич Барановский, комсомолец с 1933 года, будучи в дальневосточной агитбригаде по данным НКВД вел троцкистскую контрреволюционную пропаганду.

Рассматривая фото первомайской демонстрации, где стоит Сталин на мавзолее говорил:

-  Вот бы туда бомбу бросить. Если бы моя была воля, я бы всех руководителей расстрелял бы.

Рассматривая портрет Сталина Барановский говорил:

- Товарища Кирова убили, а когда этого убьют.

Барановский из комсомола исключен и арестован НКВД.

Слушатель 3-й эскадрильи Иван Абрамович Глухов, член ВКП (б) с 1930 года в разговоре с товарищами высказал такие мысли:

- Система воспитания детей у нас такова, что ограничивает развитие их индивидуальных способностей.

- До 1930 года система планирования соцстроительства ограничивала выдвижение людей в науке.

В отношении набора кадров для авиации Глухов говорил:

- Человек больших умственных способностей не может быть летчиком, поэтому в авиацию идет молодежь умственно менее способная.

Наконец, по поводу процесса над контрреволюционным троцкистко-зиновьевским центром Глухов заявил, что зря в печати называют их «гадами». Это слово нецензурное – лучше назвать деликатнее – например «политический бандитизм».

Глухову объявили строгий выговор с предупреждением.

Курсант пилот 5-й эскадрильи Николай Георгиевич Сизов член ВЛКСМ с 1931 года по поводу расстрела троцкистко-зиновьевской банды в разговоре с товарищами сказал:

- Я бы их не расстрелял, у меня бы не хватило духу. Вот если бы кто мне по морде ударил, то того бы расстрелял.

До этого Сизов проявлял недовольство службой курсанта. Когда упала вешалка, на которой весел его комбинезон, он сказал:

- Ну вот сама судьба на курсанта падает.

Когда он скатал себе скатку из шинели для похода сказал:

- Ну вот хомут для лошади готов.

Сизова исключили из ВЛКСМ, как неустойчивого комсомольца.

IMG_20200831_131546IMG_20200831_131613IMG_20200831_131627IMG_20200831_131649IMG_20200831_131704IMG_20200831_131715

www.deleysk.ru


Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Комментарии

Показывать новый комментарий: внизу / вверху

НКВД 09.09.2020 12:56
-1 -1 +1

Гы, да у нас не лучше. БаТЫРИНец во время карантина стучал на Ляхова аж в Москву. Ничего так, в Сибирь не сослали снег чистить.

Последние новости

Ещё новости...