Новости Ейска/ Суббота, 20 февраля

Практика боевого использования кавалерийских формирований РККА осенью 1939 года

13:2920.02.20213

 

Первый опыт боевого применения казачьих кавалерийских соединений и частей был получен в середине сентября 1939 г. во время похода по воссоединению территорий Западной Белоруссии и Западной Украины с исторической родиной.

Несмотря на ряд предложений советского правительства по обеспечению европейской безопасности от агрессивных устремлений гитлеровской Германии, в результате Мюнхенского сговора ведущих европейских государств 1938 г. у Гитлера руки оказались развязаны для исполнения его планов. 1 сентября фашистская Германия напала на Польшу. Англия и Франция, объявив войну Германии, не оказали помощи Польше, надеясь, что после Польши Гитлер двинется дальше на восток. Правительство Польши бежало в Румынию. Попытки советского руководства в 1939 г. подписать договоры о взаимопомощи с представителями Великобритании и Франции в случае войны с Германией окончились провалом из-за позиций англичан и французов. Было принято решение подписать договор с Германией с целью отодвинуть время её нападения на СССР. Пакт о ненападении между Германией и Советским Союзом, подписанный 23 августа 1939 г., и секретный договор о разграничении интересов требовал участия Красной Армии в войне против Польши. Предполагая эффективное сопротивление Польши и активную помощь в борьбе против гитлеровской Германии со стороны Англии и Франции, СССР затягивал с ответом министерству иностранных дел Германии о сроках вступления советских войск в Польшу. Только когда стало ясно, что польская армия терпит сокрушительное поражение и германские войска быстро продвигаются к советской границе, 7 сентября 1939 г. были приведены в боевую готовность войска Киевского и Белорусского Особых военных округов. Ещё в шести военных округах был проведён призыв военнослужащих из запаса на учебные сборы. После получения приказа о мобилизации и привлечения на учебные сборы кавалерийские соединения 10-го сентября выступили в направлении Государственной границы в указанные места сосредоточения.

Были созданы Управления Украинского (командарм I ранга С.К.Тимошенко) и Белорусского (командарм II ранга М.П.Ковалёв) фронтов. В боевых действиях принимали участие пять кавалерийских корпусов, в том числе и 6-й казачий кавалерийский корпус комбрига А.И. Ерёменко. В походе впервые был получен опыт боевого применения конно-механизированной группы. Боевые задачи были выполнены в составе 4-й Донской казачьей ордена Ленина Краснознамённой Ленинградской кавалерийской дивизии им. К.Е. Ворошилова под командованием комбрига И.С. Никитина, 6-й Кубано-Терской казачьей ордена Ленина Краснознамённой кавалерийской дивизии им. С.М. Будённого под командованием полковника П.Г. Макарова и 11-й Оренбургской казачьей ордена Ленина Краснознамённой кавалерийской дивизии им. Ф.М. Морозова, которой командовал полковник Фоменко, а затем комбриг А.Г. Никитин.[1]

Казаки принимали участие в боевых действиях и других корпусов, но особенно много казаков участвовало в освобождении областей Западной Украины в составе 5-й Ставропольской кавдивизии имени М.Ф. Блинова, а также в 32-й и 34-й кавалерийских дивизиях 4-го кавкорпуса комбрига Д.И. Рябышева.

На Украинском фронте были созданы три подвижные группы: в составе 5-й армии из двух танковых бригад, в 6-й армии в составе 2-го кавалерийского корпуса и 24-й танковой бригады и 12-й армии, в составе которой действовали 4-й и 5-й кавалерийские корпуса. Она являлась по существу подвижной группой фронта.

На Белорусском фронте были созданы три подвижные группы: Полоцкая, Минская и Дзержинская. В состав Полоцкой кроме стрелкового корпуса и стрелковой дивизии была включена ещё и 24-я отдельная кавалерийская дивизия. Минская подвижная группа включала в себя 16-й стрелковый и 3-й кавалерийские корпуса, а также 23-ю танковую бригаду. В состав последней группы были включены 6-й казачий кавалерийский и 15-й танковый корпуса, мотострелковая дивизия и Отдельная танковая бригада.

Каждое кавалерийское соединение получило конкретную боевую задачу. 7 сентября 1939 г. части 2-го кавалерийского корпуса развернули работу по организации мобилизации приписного состава и проведения больших учебных сборов. После отмобилизования 5-я Ставропольская кавдивизия имени М.Ф.Блинова под командованием комбрига Я.С.Шарабурко совершила 100-километровый марш из г. Славуты в районы сосредоточения.

К 15 ­ 16 сентября кавалерийские корпуса вышли к Государственной границе. Была проведена большая разъяснительная работа высшего командного состава среди воинов и проверен уровень боевой подготовки отдельных эскадронов. На митингах и собраниях конники заверили представителей руководящих военно-политических органов в готовности выполнить любые поставленные задачи.

С 17-го по 30-е сентября 1939 г. 6-й кавкорпус участвовал в боевых операциях по освобождению территорий Западной Белоруссии под руководством командира комдива А.И. Ерёменко и комиссара корпуса полкового комиссара Е.А. Щукина. Корпус должен был наступать в направлении Налибоки, Деражно, Новогрудок, Рутковичи, Волковыск, Лида, Белосток.

В 5 часов утра 17 сентября 1939 г. войска Белорусского и Украинского фронтов перешли в наступление по всей линии Государственной границы с Польшей, которая составляла свыше 1400 километров. Первым в 4-й Донской казачьей дивизии перешёл границу передовой отряд: усиленный 4-й эскадрон 109-го кавполка капитана Юшкевича. За эскадроном прошёл весь полк, совершив 50-ти километровый марш без боёв. 28-й танковый полк захватил переправу через Неман. 18 сентября дивизия выступила из района Кареличи. 28-й танковый полк захватил переправу через реку Молчадь и к утру 19 сентября без боя вступил в г. Волковыск.

Части 6-й Кубано-Терской казачьей дивизии при переходе Госграницы сопротивление не встретили за исключением перестрелки возле населённого пункта Рубежевичи. За 17 сентября кавдивизия прошла 93 километра. 19 сентября 6-й казачий кавкорпус наступал в направлении Явор, Подбельск, Дерегин, Золотеево с целью не допустить движения железнодорожного транспорта на Волковыск. Во время атаки станции Лида, которую охранял гарнизон численностью около 1,5 тысячи человек, был нанесён комбинированный удар конницы и танков. Противник бежал. Было захвачено 23 самолёта, 1500 авиабомб и свыше 250 пленных.

7 сентября 1939 г. 11-я Оренбургская казачья кавалерийская дивизия имени Ф.М.Морозова получила приказ о мобилизации. 9 сентября командир дивизии полковник Фоменко получил приказ командира корпуса о готовности выступить в район сосредоточения. Каждый кавалерийский полк получил конкретную боевую задачу.

В 5.30 17 сентября 1939 г. перешли госграницу кавалерийские корпуса Украинского фронта. Со стороны поляков особого сопротивления не было. Только гарнизон Трембовля оказал существенное сопротивление частям 34-й кавдивизии 4-го кавалерийского корпуса. 18 сентября конники 5-й Ставропольской дивизии вместе с танкистами 32-го танкового полка дивизии в течение двух часов освободили Тернополь, разоружив местный польский гарнизон. Дивизия потеряла 6 человек убитыми и 37 ранеными. Захватили 500 пленных, 3 орудия, 80 лошадей.[2]

5-й кавалерийский корпус комдива М.В. Гонина 16 сентября получил боевую задачу с утра 17 сентября овладеть западным берегом р. Серет и далее населёнными пунктами в глубине обороны противника. В ходе овладения указанными в приказе населёнными пунктами части подверглись налёту авиации противника. Командир танка 30-го танкового полка лейтенант Ерохин сбил самолёт из 45-мм пушки. Зенитчики также сбили четыре польских самолёта. 18 сентября было сбито ещё 8 польских самолётов. 19 сентября был освобождён г. Вильно. В его освобождении принимали активное участие 7-я кавдивизия комбрига Ф.В. Камкова и 36-й кавдивизии комбрига Е.С. Зыбина.

18 сентября командование Украинским фронтом поставило задачу частям стрелкового и 2-го кавалерийского корпусов овладеть г. Львов. Командование передовым отрядом было поручено командиру 5-й кавдивизии комбригу Я.С.Шарабурко. Кавалеристы были спешены и посажены на танки. Практически не встречая сопротивления на пути продвижения к Львову, кавалеристы и танкисты захватили в плен до 6000 польских военнослужащих.

Все окраины и предместья Львова уже были захвачены немецкими войсками. Это осложняло поставленную задачу. После переговоров с немецким командованием была получена договорённость не препятствовать вхождению частей Красной Армии в город. Полякам же предложили капитуляцию После того, как не последовало ответа на предложенную во второй раз капитуляцию, части 2-го кавалерийского корпуса и приданные танковые части начали наступление. Только после этого польское командование пошло на переговоры об условиях сдачи города. Но кое-где в центре города из-за баррикад слышались пулемётные и ружейные выстрелы. Бои на улицах Львова шли до утра 23 сентября. Частями 5-й Ставропольской кавдивизии в боях за Львов было взято в плен 1070 офицеров и свыше 6000 солдат, 225 лошадей и другие трофеи.

21 сентября части 6-го казачьего кавкорпуса комбрига Ерёменко подошли к крепости Белосток, которая была занята немецкими войсками. Представители Красной Армии вступили в переговоры с немецким командованием о передаче Белостока частям Красной Армии. 22 сентября в город было направлено специальное подразделение от 6-й Кубано-Терской казачьей дивизии в составе 250 человек под командованием командира 48-го казачьего кавполка полковника И.А. Плиева.

Части 6-й Кубано-Терской кавдивизии вошли в Белосток в 16 часов. Город был почти полностью уничтожен немецкими войсками. В городе уцелела только церковь и несколько десятков домов. Тушить пожары немецкое командование не разрешало. Погибло много мирных жителей.

21 сентября 4-я Донская казачья дивизия приняла участие в освобождении Гродно. Совершив 110-километровый марш, 4-я Донская кавдивизия вошла в состав 15-го танкового корпуса. В течение двух часов шли бои за Гродно. При выполнении боевых задач бойцами и командирами были проявлены мужество и героизм. Комбриг А.И. Ерёменко для выяснения обстановки в броневике старшего лейтенанта Запорожца двинулся в центр Гродно. Вражеские пули заклинили башню. Командир 6-го казачьего кавкорпуса пересел в броневик старшего лейтенанта Ермолаева, который при выполнении задания был ранен. Водитель Гладков при обстреле броневика также был ранен. Пулей пробило радиатор броневика. Тогда экипаж танка старшего лейтенанта Сарычева (с ним бойцы Мышкин и Винцов) под сильным пулемётным огнём вывез машину командира корпуса из боя.

21 сентября город был полностью освобождён войсками конно-механизированной группы (КМГ) в составе 15-го танкового и 6-го казачьего кавалерийского корпусов. 23 сентября 4-я Донская казачья кавдивизия выступила в направлении Сейны (в Августовских лесах) с задачей разгрома остатков польских частей. В боях части дивизии уничтожили свыше 300 польских солдат и офицеров, более 500 человек взяли в плен.

22 сентября было достигнуто соглашение о демаркационной линии между германской и советской армиями. 23 сентября оно было опубликовано во всех центральных газетах Советского Союза с приложением схемы. Однако нередко приходилось прилагать усилия для того, чтобы немецкие войска отошли на рубежи, утверждённые в ходе переговоров.

28 сентября части 6-го казачьего кавкорпуса совершили марш в район города Соколув и к исходу дня переправились через Буг по понтонным мостам. 29 сентября 28-й танковый полк 4-й Донской казачьей дивизии вступил в город Ломжа, ранее захваченный немецкими частями. Город был на 80% разрушен. Бойцы Красной Армии на собственном опыте могли убедиться в том, как будут выглядеть советские города в случае войны с Германией. Так было при освобождении города Дрогобыч, крепости Белосток и др.

Утром 30 сентября был взят в плен польский генерал Андерс, прорвавшийся с конной группой, насчитывавшей до 3000 сабель, через линию германских войск. Генерал показал, что конная группа двигалась на юг из-под Варшавы с целью интернирования в Венгрии, а затем переброски её во Францию для продолжения боевых действий против Германии.

Андерс подписал обращение к Польской армии, в котором говорилось о бесцельности дальнейших боевых действий, и содержался призыв ко всем военнослужащим прекратить укрываться в лесах и пробиваться к венгерско-румынской границе, а сдаваться частям Красной Армии.

Каковы же были потери Красной Армии? Например, в результате решительных действий танкистов и кавалеристов 4-го кавалерийского корпуса (командир кавкорпуса комбриг Д.И. Рябышев) на Украинском фронте были разгромлены все части конной группы генерала Андерса. 4-й кавкорпус за время боёв с 17 по 28 сентября потерял 42 убитых и 121 раненых бойцов и командиров. Частями корпуса было захвачено в плен свыше 27 тыс. польских солдат и офицеров. Трофеи составили 20 тыс. винтовок, 24 самолёта, около 1 тыс. автомобилей, свыше 2 тыс. лошадей.

После разгрома конной группы генерала Андерса войсками Украинского фронта части 4-го кавкорпуса приступили к охране демаркационной линии по реке Сан.[3] С целью обеспечения качественного выполнения боевых задач в этот период усилилась политическая работа по привлечению наиболее активной части казаков в партийную и комсомольскую организации кавалерийских соединений. Усилилась и агитационная работа по разъяснению политической линии советского военно-политического руководства в отношении целей предстоящих боевых действий. Эта работа способствовала росту числа сторонников выполнения политики советской власти, что выразилось в росте партийных рядов ВКП (б) и её резерва – комсомола. К моменту перехода госграницы Польши в сентябре 1939 г. в 6-м кавалерийском корпусе было 928 членов ВКП (б), 1872 кандидата и 8233 комсомольца. В период боевых действий было рассмотрено 802 заявления в партию и 6726 – в комсомол.[4] Боевые задачи на территории Западной Белоруссии были выполнены в конце сентября 1939 г.

В середине июня 1940 г. 6-й казачий корпус, в составе 4-й Донской и 6-й Кубано-Терской казачьих кавдивизий, выполняя боевой приказ, пересёк госграницу с Литвой и двинулся на Каунас, не встречая вооружённого сопротивления. Как свидетельствуют архивные документы и записи в дневнике Маршала Советского Союза А.И.Ерёменко, который до 15 июля 1940 г. занимал должность командира 6-го казачьего кавкорпуса, кавдивизии корпуса проследовали через город 17 и 18 июля 1940 г. в парадном обмундировании кубанских и донских казаков.[5]

В ходе советско-финляндской войны стало ясно, что кавалерию и далее необходимо сокращать, увеличивая численность механизированных частей и соединений. Поэтому 1 декабря 1939 г. Комитет Обороны СССР принял постановление, которым намечалось дальнейшее сокращение кавалерии. Общую численность утвердили в количестве 144982 человека. На совещании высшего руководящего состава РККА, состоявшегося 23 - 31 декабря 1940 г были подведены предварительные итоги советско-финляндской войны и проанализированы операции германских войск в Европе. Ни один военачальник, кроме генерал-инспектора кавалерии Красной Армии генерал-полковника О.И. Городовикова и заместителя Наркома обороны СССР Маршала Советского Союза С.М.Буденного, не вспомнил о месте кавалерии в будущей войне. Сила была на стороне танков, авиации и другой техники.[6] Согласно директиве штаба Белорусского ОВО № 009538 от 3 марта 1940 г. 6-й кавкорпус к 15 марта 1940 г. перешёл на штаты мирного времени с расформированием тыловых учреждений. В советско-финляндской войне казачьи кавалерийские соединения участия не принимали. Согласно приказам Командующего Белорусским ОВО, содержащихся в ш/т № 3182-3183 от 25.12.39 г. и № 182-183 от 9.01.40 г. в боевых действиях на финском фронте в декабре 1939 г – январе 1940 г. участвовали 9 лыжных эскадронов из состава 36-й кавдивизии.[7] В архивных источниках автор не нашёл информации об участии казачьих кавалерийских формирований Кубани и Дона в советско-финляндской войне 1939-1940 гг. и в походах по разрешению советско-румынского конфликта из-за Бессарабии и Северной Буковины в 1940 г.

По окончании советско-финляндской войны, где кавалерия никак себя не проявила, её численность должна была быть сокращена ещё на 50 тыс. человек. По плану НКО СССР в мае 1940 г. численность кавалерии определялась в 122744 человека, что составляло всего 3,6% от общей численности РККА при дальнейшем её сокращении.

Исследование показало, что, несмотря на проводимую реорганизацию РККА, уровень подготовки личного состава казачьих кавалерийских соединений поддерживался достаточно высоким. Военно-политическое руководство страны планировало и проводило широкомасштабные мобилизационные мероприятия по проверке уровня боевой готовности казачьих кавдивизий. Например, в феврале-апреле 1940 г. была проведена проверка мобилизационной и боевой готовности приписного состава казачьих кавалерийских соединений СКВО. Проверке подверглись 10-я Терско-Ставропольская и 12-я Кубанская казачьи кавдивизии. Учитывая, что территориальная система комплектования кавалерийских соединений была заменена кадровой, Военный Совет СКВО разрешил командованию дивизий брать лошадей и вне районов комплектования дивизий, в том числе из фонда колхозов «Лошадь РККА». В течение 20 дней кавалерийские части полностью развернулись по штатам военного времени и прошли соответствующую боевую, политическую и конную подготовку. В период с 4-го по 12 марта дивизии были погружены в эшелоны и направлены к новому месту расквартирования в Западную Белоруссию (10-я Терско – Ставропольская казачья кавалерийская дивизия в г. Оштяны, 12-я Кубанская казачья дивизия – в г. Волковыск)[8]. 12 марта 1940 г. в дивизии была направлена директива штаба СКВО о возвращении на прежние места дислокации. Казаки вернулись в СКВО к 1 апреля. Учебные сборы были закончены 20 апреля 1940 г.[9]

На основании анализа операций немецких войск на Западе в СССР ускоренным темпом началось формирование девяти механизированных корпусов. Эти оргмероприятия проводились согласно плану, подписанному Наркомом обороны 9 июня 1940 г. Ряд кавалерийских дивизий был расформирован, на их базе создавались, в основном, моторизованные дивизии. Решение о переформировании кавалерийских соединений в моторизованные было принято высшим командованием Советского Союза с опозданием почти на год по целому ряду причин, не относящихся к объекту исследования. Однако, по мнению автора, одна причина заслуживает внимания. Участие двух танковых корпусов в операциях Красной Армии в Западной Украине и Западной Белоруссии в сентябре 1939 г. выявило серьёзные недостатки в боевом управлении. Например, 25-й танковый корпус в составе южной группы Украинского фронта на марше отстал от конницы и не выполнил поставленной задачи.[10] Кавалерийские же соединения на том этапе развития Красной Армии имели достаточно хорошо отлаженную систему управления и обеспечения. Боевые задачи кавалерийскими соединениями были выполнены в полном объёме, в том числе и 6-м казачьим кавалерийским корпусом. Преимущество кавалерийских соединений РККА на данном уровне развития управления войсками при выполнении манёвра в условиях, приближённых к боевым, давало козырь в руки противников резкого сокращения конницы. И всё же во второй половине 1940 г. 4-я Донская казачья кавалерийская дивизия Белорусского военного округа была переформирована в 210-ю моторизованную дивизию. После августа 1940 г. расформирована 12-я Кубанская казачья кавалерийская дивизия. В мае 1941 г. на базе 10-й Терско - Ставропольской казачьей кавалерийской дивизии была сформирована мотострелковая дивизия.

Во второй половине июня 1940 г. 11-я казачья дивизия была выведена из состава корпуса и расформирована. Согласно приказу войскам 11-й Армии Белорусского ОВО № 00114 от 13 июля 1940 г. в состав 6-го кавкорпуса включили 36-ю кавдивизия имени Сталина из 3-го кавкорпуса. Соединения 6-го казачьего кавкорпуса, в командование которым после убытия А.И. Ерёменко вступил генерал-майор И.С. Никитин, совершили марш из Литвы 3-5 августа 1940 г. на прежнее место дислокации.[11]

В канун Великой Отечественной войны Красная армия имела 13 кавалерийских дивизий, из них 4 – горные (17-я, 18-я, 20-я, 21-я). Остальные базировались:

- в ЗапОВО – 6-й кавкорпус (6-я и 36-я кавдивизии);

- в КОВО – 5-й кавкорпус(3-я и 14-я кавдивизии);

- ОдВО – 2-й кавкорпус (9-я и 5-я кавдивизии).

Остальные кавдивизии самостоятельно дислоцировались в приграничных военных округах:

- 24-я - в ЗакВО (в г. Кировабаде);

- 32-я – в Крыму (ОдВО, г. Симферополь). До мая 1941 г. входила в состав 5-го кавалерийского корпуса;

- 8-я – на Дальнем Востоке.

По штату кавалерийской дивизии должна была иметь 9240 человек. В составе должны были быть:

- четыре кавалерийских полка;

- механизированный полк;

- отдельные конноартиллерийский и зенитно-артиллерийский дивизионы;

- специальные части и подразделения обеспечения и тыла.

По штату предусматривалось иметь 34 лёгких танка, 18 бронемашин, 32 полевых, 16 противотанковых, 20 зенитных орудий и 64 миномёта.

Фактически же перед войной войска РККА не имели полного комплекта вооружения и техники, численность в среднем составляла 6 тысяч человек.[12]

Таким образом, благодаря переходу к кадровой системе комплектования, было получено значительное количество подготовленных в военном отношении контингентов. Это позволило с 1936 по 1939 гг. увеличить численность Вооруженных сил СССР почти в два раза и провести их мобилизационное развёртывание.[13] Боевые действия осенью 1939 г. показали высокий уровень подготовки и боевой слаженности кавалерийских соединений. Но жизнь требовала структурных изменений с составе Красной армии, перераспределения усилий в сторону механизированных и танковых соединений. К этому в СССР приступили более активно после 1938 г.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, в межвоенный период отношение к казачеству менялось в зависимости от политического курса, партийных установок и экономических условий. Продолжая выдерживать политическую линию на расказачивание, советское руководство в связи с необходимостью укрепления РККА вынуждено было наряду с репрессивными мерами применять политические и экономические, учитывая особенности быта и традиции казаков. Как показало исследование, предпосылки для выполнения государственной задачи по укреплению мобильной составляющей Красной Армии начали закладываться ещё во второй половине 20-х годов. Военное строительство шло с большими трудностями. Экономика страны после Гражданской войны находилась в тяжёлом положении. Линия на выравнивание уровня жизни всех слоёв населения вызывало негативную реакцию и открытое сопротивление большой массы казачества.

Руководителям советского государства к середине 20-х годов стало понятно, что директивными указаниями и жёсткими мерами казачьего вопроса не решить. А без решения этого вопроса не будет решена и стратегическая задача по обеспечению страны продовольствием в достаточном количестве. Кроме того, необходимо было решить вопрос и другую стратегическую задачу по обеспечению кавалерии Красной Армии достаточным количеством лошадей. Государственная власть лицом повернулась к проблемам казачества с целью их решения. Вопрос обсуждался на апрельском пленуме ЦК ВКП (б) 1925 г., а затем и на региональном уровне с целью выработки конкретных мер, исходя из особенностей конкретного региона.

Органами государственного управления Северо-Кавказского региона в короткие сроки были проведены ещё три мощных организационных мероприятия различных уровней, на которых задачи по работе с казачеством с целью привлечения в кавалерийские части Красной Армии были доведены до городских и районных руководителей края. Уничтожая и нейтрализуя открытых противников власти, органы государственного и военного управления начали формировать территориальные кавалерийские соединения, в которые привлекались и казаки. При этом были учтены и традиционное стремление казачества заниматься ратным делом, и смену поколений, и изменение условий жизни. Политические органы РККА постоянно анализировали социальный состав приписников, эффективность различных форм воспитательной работы, уровень боевой и политической подготовки частей и соединений. Итоги этой работы обсуждались в Реввоенсовете и принимались решения в масштабе всей страны. Таким образом, был решён вопрос по ношению казачьей формы одежды, увеличению казачьей прослойки среди начальствующего состава территориальных частей. К активной работе с казачеством были подключены и общественные организации – Осоавиахим и Комсомол.

Колхозное строительство шло трудно, с большими издержками при активном сопротивлении мероприятиям властей со стороны единоличников – середняков, к числу которых всегда относили и казаков. Несмотря на необходимость и экономическую целесообразность использовать казачьи регионы в целях создания дополнительных частей и соединений подвижных войск РККА, советское военно-политическое руководство вынуждено было в течение долгих 11 лет идти к принятию решения о привлечении казаков в кадровые кавалерийские формирования. Проверка лояльности казаков к Советской власти проводилась в территориальных кавалерийских соединениях. Политико-воспитательная работа проводилась как во время учебных плановых сборов приписников, так и в местах проживания казаков. Результаты этой политики в отношении казачества на Кубани и Дону анализировались военно-политическим руководством СССР.

Ближе к середине 30-х годов власть явно демонстрировала стремление к примирению «по отношению к широким массам казаков», готовность забыть и простить прежние их «преступления», стремление к разрешению казачеству жить согласно традициям. Этот процесс в полной мере нашёл свое отражение в системе формирования и комплектования казачьих кавалерийских соединений Кубани и Дона. Правовые документы, принятые 20 и 21 апреля 1936 г., послужили юридической базой для включения казачьих кавалерийских формирований в кадровый состав Красной Армии, что существенно повысило боеспособность её мобильных сил в 30-е годы ХХ в. Принятая в конце 1936 г. Конституция СССР окончательно закрепила равенство в правах казаков со всеми слоями населения Союза ССР.

В условиях угрозы войны территориально-милиционная система комплектования в течение 1935-1939 гг. была заменена кадровой. До начала Великой Отечественной войны шёл процесс реформирования РККА. Ставка военно-политического руководства страны на кавалерию, была признана ошибочной и вынужденной. Из имевшихся в 1936 – 1938 гг. 32 кавалерийских дивизий и 7 управлений кавкорпусов к началу войны остались 3 кавкорпуса двухдивизионного состава и 7 отдельных кавалерийских дивизий.

Чаще других вышеперечисленные авторы писали об участии в боях казаков Кубани и Дона. И это справедливо. Как было указано ранее, ещё в 1936 г. на основании приказа Народного комиссара обороны СССР № 061 от 21 апреля было положено начало процессу формирования кадровых кубанских и донских казачьих кавалерийских частей и соединений. Согласно приказу НКО СССР от 21 апреля 1936 г. форма одежды была утверждена только для кубанских, донских и терских казаков. Казачьи части и соединения, сформированные в других регионах, могли использовать только форму, утверждённую приказом НКО СССР от 21 апреля 1936 г. Как показало исследование вопросов, связанных с боевым применением казачьих кавалерийских соединений в годы Великой Отечественной войны, в РККА было сформировано и отправлено на фронт 22 из 41 казачьих кавалерийских дивизий, в которых основу составляли кубанские и донские казаки.[14]

Анализ архивных документов позволяет сделать вывод о борьбе двух направлений стратегического развития Красной Армии. Борьба шла между сторонниками энергичного формирования механизированных и танковых полков, дивизий и корпусов и сторонниками, стремящимися решить проблему укрепления мобильной составляющей РККА за счёт кавалерийских частей и соединений, усиленных танками и артиллерией. В составе военно-политического руководства было большое количество тех, кто руководил крупными кавалерийскими соединениями в годы Гражданской войны, тех, кто верил в силу и мощь кавалерии, необходимость её существования и в будущей войне (К.Е. Ворошилов, С.М. Будённый, О.И. Городовиков и другие). Поэтому в 1936 г. и в 1942 г. даже предполагалось создание крупных объединений в виде конных армий. В условиях угрозы войны территориально-милиционная система комплектования в течение 1935-1939 гг. была заменена кадровой. До начала Великой Отечественной войны шёл процесс реформирования РККА. Ставка военно-политического руководства страны на кавалерию, была признана ошибочной.

 

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

  • Агафонов О.В. Казачьи войска России во втором тысячелетии. Монография.- Киров: КОГУП Кировская областная типография. 2002.– 400с.
  • Ананьев Г.А. Котовский.- М.: Мол. гвардия, 1982.- С. 61, 62.
  • Белое дело. Дон и Добровольческая армия.- М., 1992.- С. 256.
  • Борьба за власть Советов на Дону: Сборник документов. Ростов-на-Дону, 1957.- С. 489, 490.
  • Борьба за Советскую власть на Кубани в 1917-1920 гг.: Сб. документов.- Краснодар, 1957.- С. 133-136.
  • Бугай Н.Ф. Казачество России: отторжение, признание, возрождение (1917-1996). М., 2000.- С. 46-61.
  • Военный энциклопедический словарь. М. 1983.- С. 177.
  • Военный энциклопедический словарь. М. 2002. – С. 127, 1400.
  • Военная энциклопедия. Т. 3. М., 1995.– С. 442.
  • Военная энциклопедия. Т. 8.- М., 2004.- С. 64, 652.
  • Военно-исторический журнал, 1972, № 10.- С. 93.
  • Военно-исторический журнал, 1993 г. – С. 72-76; 1994, № 1.- С. 15-22.
  • Воскобойников Г.Л. Казачество в Красной Армии в 20-е – 30-е годы ХХ века. // Кубанское казачество: три века исторического пути.- С.51.
  • Воскобойников Г.Л. Казачество и кавалерия в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. М. Российская видеокомпания, 1993.– С. 5.
  • Воскобойников Г.Л., Батырев В.Д., Казачество и Советская власть (1921-июнь 1941 гг.). М.: ООО «ПКЦ Альтекс». 2003.- С. 120, 154.
  • Восстановительный период на Дону (1921-1925 гг.). Сборник документов. Ростов-на-Дону. 1962.- С. 422, 423.
  • Врангель П.Н. Записки. – Т. 1. – М., 1991. – С. 73, 74.
  • Горьков Ю. Кремль, Ставка, Генштаб. Тверь. 1995.– С.48, 49.
  • Государственный архив Ростовской области (ГАРО), ф. Р – 4451, оп. 1, д. 51.
  • Гражданская война в СССР.- Т. 1. М., 1980.- С. 81
  • Гуль Р.Б. Красные маршалы: Тухачевский, Ворошилов, Блюхер, Котовский / Сост. П.Г.Горелов. – М.: Мол. гвардия, 1990.- С.148.
  • Гуль Р.Б. Красные маршалы: Тухачевский, Ворошилов, Блюхер, Котовский. Венков А.В. Будённый. Ростов н/Д: изд-во «Феникс», 1998.- С. 8.
  • Гуль Р.Б. Ледяной поход. Деникин А.И. Поход и смерть генерала Корнилова. Будберг А. Дневник. 1918-1919 годы.- М.: Мол. гвардия, 1990.- С. 25, 26.
  • Декреты советской власти. Т. 1. 25 октября 1917 г. – 16 марта 1918 г. Гос. изд-во полит. литер. М. 1957.- С. 12-16, 20.
  • Декреты Советской власти. Т. 11. Политиздат. М., 1983.- С. 235, 236.
  • Деникин А.И. Очерки русской смуты. – Т. 2. М., 1991.- С. 232.
  • Деникин А.И. Поход на Москву («Очерки русской смуты»).- К.: Воениздат, 1990. – С. 32, 33.
  • Егоров А.И. Разгром Деникина. М., 1931.- С. 133.
  • Ерёменко А.И. Каунас встречал нас цветами //Военно - исторический журнал, М., 1994. № 3. С. 38-43.
  • Жуков Г.К. «Воспоминания и размышления», т. 1, М.: «АПН», 1978.- С. 155
  • Жуков Г.К. «Воспоминания и размышления», т. 1, 7-е изд. М.: «АПН», 1986.- С. 253.
  • За мир, за труд. 1925. 22 апр.
  • За мир и труд. 1927. 12 окт.
  • Записки белого партизана (генерала А.Шкуро). Написаны в 1920 г. В.М.Беком – полковником русской армии. РИА «Сполох», Краснодар, 1996.- С. 114.
  • Известия ВЦИК. 1919. 19 янв.
  • Известия ЦК РКП (б). 1919. № 6.
  • Известия ЦК КПСС, 1989, № 6.- С. 176-178.
  • История КПСС. В 6 т. М.: 1968. Т. 3. Кн. 2. – С. 357, 358.
  • Казачество. Энциклопедия / Редкол.: А.П.Федотов (гл. ред.) и др. – М.: ИНФРА-М, 2003.- 400 с.
  • Какурин Н.Е. Как сражалась революция.- Т. 1. М., 1990. С. 162.
  • Какурин Н.Е. Как сражалась революция. Т. 2.- 2-е изд. уточн.- М.: Политиздат, 1990.- 431 с.
  • Козлов А. Трагедия донского казачества в ХХ веке. // История донского края. Ростов-на-Дону, 2000.- № 1 (31), 20 января.
  • Конституция РСФСР 1918 г. //Первая Советская Конституция Р.С.Ф.С.Р. 1918 года. Сборн. док. под ред. А.Я.Вышинского. Документы по истории советской конституции. М.: Юридическое издательство НКЮ СССР. 1938.- С. 426.
  • Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК, 1898-1970. Изд. 8-е с доп. и испр. М., Политиздат, 1970, т. 2. 1917-1924.- С. 33.
  • КПСС в резолюциях о решениях съездов, конференций и пленумов ЦК, 1898-1970, изд-во 8-е доп. и испр.- М.: Политиздат, 1970. Т. 3, 1924-1927.- С. 169-171.
  • Краевое совещание по работе среди казачества при Северо-Кавказском крайкоме РКП (б) 22/VI-26/VI 1925 г. Стенографический отчет. Ростов-на-Дону. 1925.- С. 161-164, 171.

47. Красная Звезда. 1925. 20 февр.

  • Красная звезда. 1927. 7 нояб.
  • Красная Звезда. 1936. 24 апр.
  • Красная Звезда. 1937. 4 мая.
  • Красноармеец, 1926, 7 окт.
  • Красный кавалерист. 1936. 5 февр.
  • Красный кавалерист. 1936. 5 марта.
  • Красный кавалерист. 1936. 6 сент.
  • Краснов П.Н. Всевеликое войско Донское. Архив русской революции.- Т. 6.-М., 1991.– С. 230.
  • Курков Г.М. Кубанские и донские казачьи кавалерийские формирования в 1936 – 1945 гг.: историческое исследование. Дис. …канд. ист. наук. М. 2006.- С. 54.
  • Кущёвская летопись. М., 2000.- С. 106.
  • Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 40.- С. 185, 186.
  • Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 51.- С. 59.
  • Лосев Е.Ф. Миронов. М.,1991.- С. 321.
  • Марченко Г.В. Дорогой чести. Генерал Каледин. – М., 1996. – С. 156, 157, 171, 172.
  • Матвеев О.В. Слово о Кубанском казачестве.- Краснодар, 1995.- С. 253.
  • Материалы к Отчётному докладу Северо-Кавказского крайкома РКП (б) III Северо-Кавказской партийной конференции. Ростов-на-Дону, 1925.- С. 116.
  • Медведев Р.А., Стариков С.П. Жизнь и гибель Филиппа Кузьмича Миронова. М.: Патриот, 1989. – С. 155.
  • Молот. 1936. 20 марта.
  • Молот. 1936. 24 апр.
  • Независимое военное обозрение. 2007. 14-20 сент.
  • Независимое военное обозрение. 2008. 30 мая-5 июня.
  • Ожегов С.И. и Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М.: 1993.- С. 295 и 887.
  • Осадчий И.П. За власть трудового народа. – Краснодар, 1987. – С. 36-38.
  • Отечественные записки, 2005, 24 мая. Выпуск № 65.- С. 9.
  • Очерк истории Кубани с древнейших времён до 1920 г. – Краснодар, 1996. – С. 498, 499, 514.
  • Первая Советская конституция /Конституция РСФСР 1918 г. М.: Юр. изд-во НКЮ СССР. 1938.- С. 424, 426, 436.
  • Перехов Я.А. Власть и казачество: поиск согласия (1920-1926 г.). Ростов-на-Дону: «Гефест», 1997.- С. 95.
  • Попов В.П. Государственный террор в советской России, 1923-1933 гг.// Отечественные архивы.-1992. -№ 2.- С. 20-31.
  • Правда. 1936. 18 февр.
  • Правда. 1936. 24 февр.
  • Приазовские степи. 2009. 12 сент.
  • Проблемы формирования Красной армии. // Военно-исторический журнал, 2009, № 6.- С. 46, 47.
  • Резолюции и постановления VI партийной конференции 11-й Северо-Кавказской кавдивизии СКВО. 23-28 ноября 1926 г. Армавир. 1926.- С. 24.
  • Родина.- М., 1990. № 10.- С. 42.
  • Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ), ф. 17, оп. 4, д. 20, л. 53-59.
  • РГАСПИ, ф. 17, оп. 16, д. 891, л. 227-229.
  • РГАСПИ, ф. 17, оп. 16, д. 877, л. 44-46.
  • РГАСПИ, ф. 17, оп. 16, д. 928, л. 19, 20; д. 994, л. 93; д. 605, л.75.
  • РГАСПИ, ф.17, оп. 21, д. 2207, л. 45 об.
  • 6. Российский государственный военный архив (РГВА), Путеводитель. Т. I. М. 1991.- С. 284.
  • Путеводитель. Ч. II, М. 1993.- С. 5, 194-199, 241.
  • РГВА, ф. 4, оп. 3, д. 3334.
  • РГВА, ф. 4, оп. 14, д. 28, л. 31, 33.
  • РГВА, ф. 4, оп. 1, д. 609, л. 28.
  • РГВА, ф. 7, оп. 37, д. 331, л. 31.
  • РГВА, ф. 9, оп. 1, д. 111, л. 394.
  • РГВА, ф. 9, оп.26, д. 400, л.123.
  • РГВА, ф. 9, оп. 26, д. 243, л. 10,11.
  • РГВА, ф. 9, оп. 26, д. 420, л. 30, 31, 35, 68.
  • РГВА, ф. 9, оп. 26, д. 400, л.123, 126.
  • РГВА, ф. 9, оп. 26, д. 489, л. 36-57.
  • РГВА, ф. 9, оп. 36, д. 1897, л. 57.
  • РГВА. ф. 9, оп. 36, д. 1347, л. 145.
  • РГВА, ф. 9, оп. 36, д. 52, л. 2.
  • РГВА, ф. 9, оп. 36, д. 1347, л. 247.
  • РГВА, ф. 9, оп. 36, д. 1857, л. 222; д. 2703, л. 271; д.1992, л. 52, 57.
  • РГВА, ф. 9, оп. 36, д. 1347, л. 247.
  • РГВА, ф. 1304, оп. 1, д. 631, л. 83.
  • РГВА, ф. 24394, оп. 2, д. 608, л. 35.
  • РГВА, ф. 25896, оп. 119, д. 103, л. 212,213.
  • РГВА, ф. 25896, оп. 9, д. 75, л. 364.
  • РГВА, ф. 25896, оп.9, д. 78, л. 217.
  • РГВА, ф. 31899, оп. 10. Журнал боевых действий Южной группы войск (сентябрь – октябрь 1939 г.).
  • РГВА, ф. 31899, оп. 10, д. 82, с. 44-46, 78.
  • РГВА, ф. 31899, оп. 10, д. 21, л. 82.
  • РГВА, ф. 31899, оп. 10, д. 22, л. 487.
  • РГВА, ф. 31899, оп. 10, д. 82, л 60, 62.
  • РГВА, ф.31899, оп. 10, д.96, л. 75-77.
  • РГВА, ф. 33987, оп. 3, д. 400, л. 14-29.
  • РГВА, ф. 34912, оп. 1, д. 548, л. 7.
  • РГВА, ф. 34912, оп. 1, д. 554, л. 2.
  • РГВА, ф. 40479, оп. 1, д. 1, л. 1, 44-48, 58,60, 70.
  • Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА), ф. 330, оп. 92, д. 120, л. 2-47.
  • 16. Российское казачество: научно-справочное издание./Отв. ред. Т.В. Таболина. М.: 2003.- С. 114, 123-135.
  • Слащёв Я.А. Крым в 1920 г. М.- Л., 1924.- С. 24.
  • Советский энциклопедический словарь /Научно-ред. совет: А.М.Прохоров (пред.) – М.: «Советская Энциклопедия», 1981.- 1600 с.
  • Станица.- М., 2001.-№ 2 (35), март.- С.20.
  • Рубцов Ю.В. Маршалы Сталина. Серия «Исторические силуэты». Ростов н/Д: «Феникс», 2000.- с. 8,9.
  • Русский архив: Великая Отечественная. Т. 12 (1). М., 1993.– С. 238-252, 271-273.
  • Синельников М. (под ред. бригвоенюриста Н.Дунаева). Законодательство об обороне СССР. Систематический сборник законов, постановлений, инструкций. Государственное военное издательство Наркомата Обороны Союза ССР. М. - 1939– С. 63.
  • Собрание Законодательства. № 22. М. 1936.- С.198; Правда. 1936. 21 апр.
  • Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства. 1918. № 39. Ст. 503 СУ.
  • Съезды Советов в документах. 1917-1936 гг. т. 3. Сборник документов с 1922 по 1936 гг. – М. 1960 – С. 242.
  • Трифонов Ю. Отблеск костра. М.; 1966.- С. 163, 164.
  • Участие казачьих войск Дальнего Востока в Гражданской войне (сентябрь 1918-февраль 1920 г.). // Военно-исторический журнал, 2009, № 6.- С.23.
  • Филимонов А.П. Разгром Кубанской Рады. / Архив русской революции.- Т. 6.- М., 1991.- С. 322-329.
  • Фрунзе М.В. Собр. соч. М.-Л., 1926. Т. 2.- С.131; Доклад И.И.Вацетиса 18 января 1920 года «Вариант реформы вооружённых сил РСФСР с переходом к милиционной системе» (или см.: РГВА, ф. 4, оп. 1, д. 1516, л. 43-118).
  • Фрунзе М.В. Собр. соч. 1927. Т. 3.- С. 217.
  • Хлевнюк О.В. Политбюро. Механизм политической власти в 30-е годы.- М., Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 1996.– С. 148.
  • Центр документации новейшей истории Краснодарского края (ЦДНИКК), ф. 1774 – А, оп. 1, д. 71, л. 1; д. 553, л. 6; д.68, л. 22.
  • ЦДНИКК, ф. 1774 – А, д. 1099, л. 2 об., 3.
  • ЦДНИКК, ф. 1774 – А, д. 1281, л. 93, 94.
  • Центр документации новейшей истории Ростовской области (ЦДНИРО), ф. 12, оп. 26, д. 673.
  • ЦДНИРО, ф. 12, оп. 23, д. 51, л. 11.

Южный фронт (май 1918 – март 1919 года): Борьба советского народа с интервентами и белогвардейцами на юге России: Сборник документов. Ростов-на-Дону, 1962.- С. 276.


[1] Воскобойников Г.Л., Батырев В.Д. Указ. соч., М. 2003.– С. 154.

[2] РГВА, ф. 31899, оп. 10, д. 16, л. 1-16.

[3] РГВА, ф. 31899, оп. 10. Журнал боевых действий Южной группы войск (сентябрь – октябрь 1939 г.).

[4] РГВА, ф. 34912, оп. 1, д. 548, л. 7.

[5] Ерёменко А.И. Каунас встречал нас цветами //Военно - исторический журнал, М., 1994. № 3. С. 38-43.

[6] Русский архив: Великая Отечественная. Т. 12 (1). М., 1993.– С. 238-252, 271-273.

[7] РГВА, ф. 34912, оп. 1, д. 548, л. 1 – 4.

[8] РГВА, ф. 25896, оп. 9, д. 191, л. 153-159.

[9] Там же, оп. 9, д. 185, л. 571.

[10] РГАНИ, ф. 71, оп. 25, д. 617, л. 6.

[11] Воскобойников Г.Л., Батырев В.Д. Указ. соч. М. 2003.– С. 180.

[12] РГВА. Путеводитель. Ч. II. 1993.- С. 200.

[13] Военная энциклопедия. Т. 3. М., 1995.– С. 442.

[14] Курков Г.М. Кубанские и донские казачьи кавалерийские формирования в 1936 – 1945 гг.: историческое исследование. Дис. …канд. ист. наук. М. 2006.- С. 54.

Курков Геннадий Михайлович кандидат исторических наук, доцент, председатель Совета Ейского отделения РВИО и член ЕО РОИА

www.deleysk.ru


Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Комментарии

Показывать новый комментарий: внизу / вверху

Андре Андре 20.02.2021 14:37
-1 -1 +1

Статья, конечно, прекрасная, но кто автор???

Правильно 20.02.2021 16:04
-1 -1 +1

"Линия на выравнивание уровня жизни всех слоёв населения вызывало негативную реакцию и открытое сопротивление большой массы казачества." Правильно, стране не нужно было сословие дармоедов. Кому и на кой чёрт оно понадобилось сейчас?

Просто гражданин России 21.02.2021 19:12
-1 +2 +1

А для чего (для ) кого эта статья? Кому это надо? Скачать с ИНЕТА и вставить тупо...ХА..Ха...

Последние новости

Ещё новости...